Войти на сайт / Регистрация
На главную

Телефон

+7 (495) 78 25 007

На проезжей части 300% не заработаешь, поэтому брусчатку можно и сохранить

брусчатка
В Москве на улице Баррикадной начался демонтаж гранитной плитки, уложенной на прошлой неделе на месте демонтированной брусчатки начала века. Префектура Центрального округа Москвы обещает вернуть старую брусчатку на место, как и просили представители градозащитных организаций. Спецкор ИД «Коммерсантъ» Олег Кашин пытается понять, почему так произошло.

Фантастическая по меркам современной Москвы история — общественное мнение и защитники старой Москвы быстро и безболезненно победили. Уже постеленную на улице Баррикадной новую плитку, которая не пролежала и недели, демонтируют, а старую брусчатку везут обратно, и федеральные телеканалы присылают на место событий свои съемочные группы, потому что так вообще-то не бывает. Обычно, когда что-то новое в Москве идет при поддержке городских властей на смену старому, роль возмущенной общественности сводится к тому, чтобы сначала бросаться под бульдозеры и драться с суровыми чоповцами, а потом, когда спасать уже нечего, печатать фотографии «было-стало» на специализированных сайтах.

Исключения единичны — при позднем Лужкове и раннем Собянине случались локальные победы защитников старой Москвы на Хитровке и в Кадашах, но чтобы так быстро и безболезненно — такого не было никогда вообще. Еще накануне префектура ЦАО обещала отправить старую брусчатку на камнедробилку, чтобы утилизировать, а теперь та же префектура говорит, что даже на время ремонтных работ демонтированные булыжники положат рядом с раскопанным местами на улице, чтобы москвичи видели, что брусчатка не пропала.

В моем детстве была популярна песня про землекопа, который с утра начинает копать канаву, а вечером ее с тем же энтузиазмом закапывает. Песня заканчивалась словами «О Русь, загадочная Русь, в тебе никак не разберусь». Кажется, московские власти помнят и любят эту песню. По крайней мере, действуют они строго в соответствии с ее сюжетом.

Почему так случилось? Может быть, мы действительно имеем дело с новым подходом городских властей к историческому наследию? Или, может быть, все дело в том, что в муниципальных собраниях наконец-то появились активные оппозиционные депутаты — а среди защитников брусчатки ключевой фигурой стоит назвать пресненского муниципального депутата Елену Ткач, без которой, может быть, система и не дала бы заднего хода. Но ни новые походы властей, ни оппозиционные депутаты не могут быть достаточной причиной для того, чтобы очередное варварское решение было отменено. Так в чем же причина?

Предположу, что причина как раз в том, что это всего лишь брусчатка.
То есть камни, на место которых можно положить только другие камни, а больше ничего придумать нельзя. Когда в августе на Арбате сносили знаменитый дом Мельгунова XVIII века постройки, те же люди, тот же «Архнадзор»  защищал этот дом гораздо более яростно, чем теперь брусчатку, но это не помогло, дом снесли. Потому что на месте дома можно построить новый дом, а на месте брусчатки новый дом построить нельзя, в худшем случае можно положить новый асфальт, а это совсем другие деньги. Маркс, как известно, писал, что нет такого преступления, на которое капиталист бы не пошел ради прибыли в 300%. Когда речь идет о доме, эта 300-процентная норма соблюдается, поэтому дом сносят. На проезжей части 300% не заработаешь, поэтому брусчатку можно и сохранить. Ставка меньше, чем жизнь.

Спецкор ИД Коммерсантъ Олег Кашин.

12.09.2012


Вернуться назад

Новости рынка
недвижимости

Все новости





Наши партнеры

Все партнеры
Обратная связь Отправить сообщение