Войти на сайт / Регистрация
На главную

Телефон

+7 (495) 78 25 007

Собственников недвижимости могут ограничить в правах

Изначально крепостное право в России было не рабством, как например, в Европе, а припиской к определённому месту жительства (то есть прописка, когда без разрешения властей нельзя сменить место жительства). Таким образом крестьян закрепляли к земле, создавали «крепость» крестьян с землёй. Беглые подлежали наказанию и принудительному возврату. В конце XVI века Россия, обороняясь от множества врагов, выходила к своим жизненно важным геополитическим рубежам.

Таким образом институт крепостного права был исторической необходимостью связывавший «крепостью» не только крестьян с землёй, но и отдельные части самой страны.

В советские времена, вначале, тоже существовал запрет на свободное перемещение крестьян. Для освоения Сибири, Крайнего севера и Целины потребовались трудовые ресурсы и колхозникам выдали паспорта. Однако, существовал запрет на «прописку» в крупных городах. Туда можно было попасть только прописавшись к ближайшим родственникам или по лимиту. Были запреты и на прописку неограниченного числа людей на имевшуюся или арендованную у государства жилую площадь.

Жилищный кодекс РСФСР ограничивал число «прописанных» в отдельно взятой квартире квадратными метрами. В разных городах были и разные ограничения. Минимальный размер квадратных метров на человека — шесть, а, например, в Москве все 12 квадратов. Это означало, что даже внука отказывали «прикрепить» и прописать к бабушке, если у неё по нормам не хватало одного квадратного метра. В 1993 году был принят Закон «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», с принятием которого «прописка» была отменена и введен регистрационный учёт граждан — пишет «Российская газета». Однако во многих городах практически сразу была введена обязательная регистрация по месту проживания, которая давалась с согласия властей.

Например, согласие на регистрацию родственников в неприватизированной квартире в обязательном порядке требовалось в Москве, но не нужно было в Подмосковье.

В 2004 году после принятия нового российского Жилищного кодекса победу праздновали все правозащитники страны и собственники жилья. Хозяева квартир, наконец, получили право регистрировать на своей жилплощади столько людей, сколько захотят.

Спустя пять лет эта норма обернулась серьезной головной болью как для властей, так и для многих жителей страны. По всей стране появились «нехорошие» дома, которые сразу окрестили резиновыми. Например, чтобы получить подмосковную прописку, человек покупает в каком-нибудь селе долю частного дома, в размере... 10 квадратных сантиметров. После чего на абсолютно законных основаниях получает постоянную регистрацию в своем «доме-коробчонке», где даже лягушонке было бы тесно. Казалось бы, смешной и безобидный казус: нужна человеку прописка — пусть хоть на сантиметре квадратном пропишется. Но «правозащитным» законом тут же начал пользоваться криминал.

После взрыва смертницы в августе 2004 года у метро «Рижская» у её погибшего сообщника-террориста следователи обнаружили паспорт на имя Николая Самыгина. Оказалось, что на самом деле это выходец из Карачаево-Черкесии Николай Кипкеев, который непосредственно руководил терактом. Выяснилось, что паспорт он купил и за месяц до теракта прописался в Московской области в Клину в доме, где было зарегистрировано ещё 300 человек. Если бы не теракт, вряд ли бы кто-то раскрыл клинскую группу мошенников, которая за полгода умудрилась фиктивно прописать 600 человек. Цена прописки была 500-600 долларов.

Прошло пять лет, а ситуация в том же Подмосковье не изменилась. «Резиновых» домов меньше не стало. В полуразрушенной халупе, где реально никто не живёт, может быть зарегистрировано от 150 до 500 человек. Каждый день на эти адреса приходят сотни извещений из судов с исковыми заявлениями к гражданам, которые там прописаны. Большинство из них — по невозвращённым кредитам. Люди спокойно регистрируют по фиктивному адресу автомобили и даже оружие, берут потребительские и ипотечные кредиты. Кроме того, здесь могут быть прописаны граждане, находящиеся в розыске.

- Получается, что мы имеем дело с мертвыми душами и не знаем, где они находятся на самом деле, - заявил корреспонденту «Российской газеты» официальный представитель управления ФМС России по Московской области Виталий Стрельцов.

Причём все о положении вещей знают и местная власть, и прокуратура, и милиция, но сделать ничего не могут. - Добиться того, чтобы людей на эти адреса не регистрировали или отменили уже действующую регистрацию, мы можем только при помощи прокуратуры, - замечает Стрельцов. - Только через суд удаётся добиться отказа в регистрации по «резиновым» адресам.

- Понятно, что те «нехорошие адреса», по которым регистрируются десятки абсолютно чужих друг другу людей, являются минами замедленного действия, - заявил корреспонденту «РГ» председатель Московской областной Думы Валерий Аксаков.

Областные миграционщики признаются, что, несмотря на все усилия, переломить ситуацию очень сложно и подчас невозможно, потому что есть действующий закон. Поэтому они обратились к председателю Московской областной Думы с просьбой инициировать внесение в Госдуму законопроекта, предусматривающего поправки в действующее жилищное законодательство. Их суть — установить хотя бы минимальные нормы, ограничивающие бесконтрольную регистрацию граждан на жилплощади собственника. Каков будет этот минимум квадратных метров, пока сказать трудно. Вероятно, они будут разными по регионам и учитывать, идет ли речь о посторонних или о родственниках. В законопроекте, который инициируют миграционщики, речь идет исключительно об ограничениях на регистрацию посторонних лиц.

- Речь идёт о том, чтобы в кодексе все же были установлены минимальные нормы жилой площади, которыми собственник дома или квартиры должен руководствоваться при предоставлении иным гражданам своего жилья по договору найма или аренды, - пояснил корреспонденту «РГ» председатель Московской областной Думы Валерий Аксаков.

Но даже в областной Думе признают, что найти правовое решение данной проблемы очень непросто, при этом обещают рассмотреть проект поправки и направить его в Госдуму.

Иван Егоров «Российская газета» № 5052 (228) 01.12.2009 .

Жилищная политика сильного государства должна быть неразрывно связана с геополитическими и экономическими интересами страны. В царском Манифесте Александра II от 19.02.1861 (об отмене крепостного права), в частности говорилось: «таким образом, с одной стороны, наиболее зажиточная и деятельная часть крестьянства приобрела долгожданную свободу хозяйственного роста (и это положительно сказалось на развитии экономики); с другой стороны, эта реформа разрушила прежний патриархальный быт и ухудшила жизнь самых бедных, предоставив их самим себе».

Скорее всего, из 300 человек «зарегистрированных» в одном доме в Клину, о которых поведала «РГ», не все стали террористами и преступниками. Но их всех оторвала от «прикрепления» к родной земле нужда и поиск заработка. Очевидно, что если вопросами и законодательными инициативами «о прописке», будут заниматься только депутаты Московской областной Думы, Россия может превратиться в Московское княжество.

01.12.2009

Ссылка на источник    Вернуться назад


Комментарии пользователей:

Новости рынка
недвижимости

Все новости





Наши партнеры

Все партнеры
Обратная связь Отправить сообщение